zaboraviti: (Default)
между тем, уже доступен для предзаказа третий иллюстрированный Гарри Поттер
четко работает Джим Кей - книга выходит опять в начале октября.
и радуют цены на британском амазоне, хотя я на амазоне давно уже ничего не покупаю - все три книги стабильно стоят 15 фунтов.

zaboraviti: (Default)
боже мой, что это?

сборник стишочков про Доктора с иллюстрациями РТД?

With illustrations by Russell T Davies, original showrunner of the new-era Doctor Who, the first ever Doctor Who poetry collection--a charming, funny and whimsical illustrated collection of verse that celebrates the joys and pitfalls of getting older . . . Time-Lord older.

Like many of us, the older they get, the more Time Lords realize how little they understand the universe around them. This delightful collection of poems--the first volume of Doctor Who verse published--offers moments of insight, wit, and reassurance for the maturing inhabitants of Gallifrey (and everywhere else), including such delights as:

THE END

When I was One
I was not much fun
When I was Two
I was barely through
When I was Three
I liked strong tea
When I was Four
I hated a bore
When I was Five
I was really alive
When I was Six
I somehow could never quite fit in to what was expected of me, well, not exactly but that was because things weren't neat and there are no easy rhymes in the universe and scansion, my dear Peri, is a thing that's really overrated and you only have to look at a sunset to realise that creation itself is a poem and oh no wait, got it, of course, Fix! The line needed to end with Fix!
(Or tricks. That's works too.)

When I was Seven
I sent the gods to Heaven
When I was Eight
Kissing was great
When I was Nine
I had forgotten time
When I was Ten
I began again
When I was Eleven
I totally got even
When I was Twelve, I became as clever as clever
And now I think I'll be Twelve for ever and ever*

(*Unless, of course, there is a terrible catastrophe involving explosions, radiation, or heights. And then I guess we'll find out what comes next. But the eyebrows won't be as good.)
zaboraviti: (Default)
Он прибыл в Глазго ленивым, инертным и рассеянным, а уезжал с возрожденными силой воли и работоспособностью. Его небрежный скептицизм преобразился в истинный пытливый дух, нежелание принимать догмы просто потому, что они проповедовались всеми вокруг. Но главное, он научился слушать чужие доводы и уважать взгляды, отличные от его собственных, хоть и не обращался при этом в чужую веру. Он достиг терпимости в том возрасте, когда большинство молодых людей, отбросив один предрассудок, незамедлительно приобретают другой. Он писал матери, что недолюбливает диссентеров - не за инакомыслие, но за то, что они были:

"более ревностны, а следовательно, более нетерпимы, чем официальная церковь. Единственная цель их - власть. Если нам так уж необходимо иметь господствующую религию, пусть это будет религия холодная и бесстрастная - каковую мы и имеем. Не то чтобы я был столь глуп, чтобы страшиться костра и хвороста, колеса или топора, но есть и иные виды гонений. Терпимость - единственный добрый и первейший принцип, терпимость к любому возможному мнению".

Подобное заявление могло бы считаться непримечательным, будь эти слова сказаны лордом Мельбурном королеве Виктории в 1837 году. Однако, из уст двадцатилетнего Уильяма Лэма это было наблюдением довольно значительным.

Филип Зиглер, "Мельбурн"

VM

Apr. 18th, 2017 03:19 am
zaboraviti: (Default)
из других событий: опять купила книжку. опять ту, которую не собиралась покупать. даже нет - ту, которую собиралась не покупать.
но она вдруг оказалась подержанной и всего за восемь баксов. сочетание, сметающее в ведро все мои экономические принципы: "подержанная книжка"+"всего".
стой теперь на полке красивым укором, очередным памятником одержимости и слабоволию.  )
zaboraviti: (slow)

Robert imagined his mother talking to him when he had been sealed up in her womb. Of course he wouldn’t have known what her blunted syllables were meant to mean, but he was sure he would have felt a current flowing between them, the contraction of a fear, the stretch of an intention. Thomas was still close to those transfusions of feeling; Robert was getting explanations instead. Thomas still knew how to understand the silent language which Robert had almost lost as the wild margins of his mind fell under the sway of the verbal empire. He was standing on a ridge, about to surge downhill, getting faster, getting taller, getting more words, getting bigger and bigger explanations, cheering all the way. Now Thomas had made him glance backwards and lower his sword for a moment while he noticed everything that he had lost as well. He had become so caught up in building sentences that he had almost forgotten the barbaric days when thinking was like a splash of colour landing on a page. Looking back, he could still see it: living in what would now feel like pauses: when you first open the curtains and see the whole landscape covered in snow and you catch your breath and pause before breathing out again. He couldn’t get the whole thing back, but maybe he wouldn’t rush down the slope quite yet, maybe he would sit down and look at the view.

Mother's Milk

zaboraviti: (slow)

‘Where have you been? I’ve been looking for you everywhere.’

‘You can’t have been, or you would have found me,’ he said.

‘Don’t get smart with me, young man,’ said Jo. ‘Have you been fighting with Josh?’

‘No,’ he said.

‘How could anyone fight with Josh? He’s just a blob.’

‘He’s not a blob, he’s your best friend,’ said Jo.

‘No he isn’t,’he said.

‘You have been fighting,’ said Jo.

‘We haven’t,’ he insisted.

‘Well, anyway, you can’t just go off like that.’

‘Why not?’

‘Because we all worry about you.’

‘I worry about my parents when they go away, but that doesn’t stop them,’ he remarked. ‘Nor should it.’

He was definitely winning this argument. In an emergency, his father could send Robert to court on his behalf. He imagined himself in a wig, bringing the jury round to his way of seeing things, but then Jo squatted down in front of him and looked searchingly into his eyes.

‘Do your parents go away a lot?’ she asked.

‘Not really,’ he said, but before he could tell her that they had never both been out of the house for more than about three hours, he found himself swept into her arms and crushed against the words ‘Up For It’, without fully understanding what they meant. He had to tuck his shirt in again after she had pulled it out of his trousers with her consoling back rub.

‘What does “Up For It”mean?’ he asked when he got his breath back.

‘Never you mind,’ she said, round-eyed. ‘Come on! Lunch time!’

She marched him into the house. He couldn’t exactly refuse to hold her hand now that they were practically lovers.

Mother's Milk

zaboraviti: (slow)

He wondered who was wasting the most time by spending a day with the Packers, not counting the Packers themselves who were always wasting more time than anybody, and usually had a film to prove it. Thomas was only sixty days old, so it was the biggest waste of time for him, because one day was one-sixtieth of his life, whereas his father, who was forty-two, was wasting the smallest proportion of his life. Robert tried to work out what proportion of their lives a day was for each of them. The calculations were hard to hold in his mind, so he imagined different sizes of wheels in a clock. Then he wondered how to include the opposite facts: that Thomas had his whole life ahead of him, whereas his parents had quite a lot of theirs behind them, so that one day was less wasteful for Thomas because he had more days left. That created a new set of wheels –red instead of silver –his father’s spinning round and Thomas’s turning with a stately infrequent click. He still had to include the different qualities of suffering and the different benefits for each of them, but that made his machine fantastically complicated and so, in one salutary sweep, he decided that they were all suffering equally, and that none of them had got anything out of it at all, making the value of the day a nice fat zero. Hugely relieved, he got back to visualizing the rods connecting the two sets of wheels. It all looked quite like the big steam engine in the Science Museum, except that paper came out at one end with a figure for the units of waste. It turned out, when he read the figures, that he was wasting more time than anyone else. He was horrified by this result, but at the same time quite pleased.

Mother's Milk

zaboraviti: (slow)

‘You know how we are with Megan. Megan’s our two-year-old,’ she explained to the guests. ‘We’ve left her with Roger’s mother. She’s just discovered rage – you know the way they discover emotions and then work them for all they’re worth, until they get on to the next one.’

‘How interesting,’ said Robert’s father, ‘so you don’t think emotions have anything to do with how a child is feeling – they’re just layers in an archaeological dig. When do they discover joy?’

‘When you take them to Legoland,’ said Christine.

Mother's Milk

zaboraviti: (Default)
отвлекаясь от Джона Уэттона (третий концерт подряд смотрю, сейчас Asia в Базеле, 2010, чуть не завизжала на Only Time Will Tell), в Мелроузе я на Mother's Milk перешла - перешла и всё недоумевала: вот это наш Патрик? конечно, возможно, это как раз потому, что мы смотрим на происходящее глазами его сына. просто если бы я не знала, что "папа" - Патрик, я бы подумала, что это какая-то не связанная с серией книжка. впрочем, это всего пара глав, уверена, он еще проявит себя во всей красе.
пока по-прежнему прекрасно. Роберт чудо ребенок. смещение акцента с отцовства на материнство.
цитировать опять хочется предложение за предложением, абзац за абзацем. не буду.
zaboraviti: (slow)
Alexander Politsky, whose extreme Englishness derived from his being Russian, was perhaps the last man in England to use the term ‘old bean’ sincerely. He was also widely acknowledged to have the best collection of shoes in the country. A pair of pre-First World War Lobb riding boots given to him by ‘a marvellous old boulevardier and screaming queen who was rather a friend of my father’s’ were only brought out on special occasions when the subject of boots or shoes arose spontaneously in the conversation.

He was driving Ali Montague down to the Bossington-Lanes’, where they were both staying. Ali, who had known Bill Bossington-Lane for forty years, had described him and his wife as ‘the sort of people one never sees in London. They just don’t travel well.’

Someone once asked Bill if he still had his beautiful manor house. ‘Beautiful manor house?’ he said. ‘We’ve still got the old dump, if that’s what you mean.’ ‘By the way,’ Ali continued, ‘did you see that thing in Dempster about tonight? After all the usual rubbish about the best shoot in England, and ten thousand acres and Princess Margaret, there was Bridget saying, “I’m just having a few people round to celebrate my husband’s birthday.” She just can’t get it right, can she?’

‘Ugh,’ groaned Alexander, ‘I can’t stand that woman. I mean, I almost don’t mind being patronized by Princess Margaret, and no doubt will be tonight—’

‘You should be so lucky,’ interjected Ali. ‘Do you know, I think I prefer parties given by people I don’t like.’

‘But,’ Alexander continued, unperturbed, ‘I won’t be patronized by Bridget Gravesend, née Watson-Spot or whatever it was.’

‘Watson-Spot,’ laughed Ali. ‘Oddly enough I knew the fatherslightly in another lifetime. He was called Roddy Watson-Scott, frightfully stupid and jolly and rather used-car salesman, but nice. As you know I’m not a snob, but you didn’t have to be a snob to drop that man.’

‘Well, there you are,’ said Politsky. ‘I don’t want to be patronized by the daughter of a used-car salesman. After all, my family used to be able to walk from Moscow to Kiev on their own land.’

‘It’s no use telling me about these foreign places,’ said Ali. ‘I’m afraid I just don’t know where Kiev is.’

‘All you need to know is that it’s a very long way from Moscow,’ said Alexander curtly.

Some Hope
zaboraviti: (slow)

‘Obviously, I’d rather that my birthday was in June instead of gloomy old February,’ Sonny was fond of saying, ‘but one can’t choose when one’s born.’

The shock of not having planned his own birth had given Sonny a fanatical desire to plan everything else. Bridget had tried to keep him out of the tent on the grounds that it should be a ‘surprise’, but since this word was for him roughly equivalent to ‘terrorist outrage’, she had failed. She had, on the other hand, managed to keep secret the astonishing cost of the velvet, communicated to her by a honking Sloane with a laugh like a death rattle, who had said that it came to ‘forty thousand, plus the dreaded’. Bridget had thought ‘the dreaded’ was a technical decorating term until Tony explained that it was VAT.

Some Hope

two towers

Mar. 29th, 2017 05:47 pm
zaboraviti: (Default)
this is beautiful



from Minas Tirith by Marguerite Bennett (Secret Loves of Geek Girls)
zaboraviti: (slow)

я не просто привыкла к тому, как читает Алекс Дженнингс, я теперь просто не понимаю, как бы читала эту книгу глазами :) а что он творит с Патриковыми наркотическими глюками в Bad News, такой роскошный диапазон голосов выдает (ну, может быть, американцы несколько общим местом идут, но американские акценты - это общая боль многих британских актеров, у Дженнингса, по крайней мере, стандартный американский неплох), я заслушалась, я переслушала главу два раза. an eargasm.
ах, любить ушами...
тут таится опасность слушать голос и не слышать текст. но - что ж - дисциплинированность и внимательность!

zaboraviti: (slow)

не ходите, дети, на ютюб гулять
сначала я смотрела, как Стивен Кольбер целуется с Эндрю Гарфилдом(никак не отойду), потом, как лихо Мюррей Хэд начитывает One Night in Bangkok (такой клевый), а сейчас, неожиданно три часа спустя, вдруг обнаруживаю, что не перевожу статью, а ищу записи мюзиклов, в которых поет Стивен Паскуале. потому что мне нравится Стивен Паскуале. я смутно помню, каким именно путем я к этому пришла (не к тому, что он мне нравится, это я давно знаю), поэтому отслежу сейчас по разделу "просмотренное" на ютюбе. точно помню, что где-то посреди всего этого наткнулась случайно, ну, как это бывает на ютюбе, на Comfortably Numb в концерте Гилмора, с участием Боуи, потом перешла на Comfortably Numb же, только уже с Камбербатчем. оба раза плакала - что удивительно, не по Боуи, что неудивительно, не по Камбербатчу - Comfortably Numb у меня всегда вызывает такую реакцию, выворачивает наизнанку. попутно забила в закачки гилморовский Remember That Night, как раз с Боуи в Альберт-холле.

Murray Head - One Night In Bangkok [ZDF-Fernsehgarten] (2014)
Murray Head - One Night In Bangkok "From CHESS"
Exclusive! Steven Pasquale Sings 'It All Fades Away' from "The Bridges of Madison County"
Kelli O'Hara and Steven Pasquale Record "One Second and A Million Miles"
Exclusive! Watch Kelli O'Hara Sing the Stunning 'Almost Real' from "The Bridges of Madison County"
In Memory of David Bowie - "Comfortably Numb"
David Gilmour - Comfortably Numb (featuring Benedict Cumberbatch)
A Duet from 'Carousel' Featuring Laura Osnes and Steven Pasquale
Kelli O'Hara - To Build A Home (a cappella)
A man of no importance - The Streets of Dublin

"Мосты округа Мэдисон" - у меня давно лежит сносного качества бутлег, и я его обязательно досмотрю, там и Паскуале, и в Келли О'Хара я влюбилась сразу, как она начала петь To Build A Home - а как охрененно она поет эту песню а капелла!
совершенно очаровательный дуэт Паскуале-Лора Оснес в воскрешенной "Карусели", так вроде бы и не добравшейся до Бродвея, а жаль. оба и поют, и играют просто великолепно, такая легкость голосов, такая мимика, и это ведь не на сцене даже.
а потом я полезла в википедию и узнала, что по A Man of No Importance ставили мюзикл, где Паскуале играл роль тадаам! Робби Фэя. только чрезвычайное усилие воли удерживает меня от немедленного просмотра кусочков A Man of No Importance, ибо это может привести к тому, что я снова утопну в фильмографии Сюэлла. нет, кого я обманываю - скорее всего, я просто в итоге опять буду смотреть "Дзена".
нашла аудиозаписи "Мостов", "Карусели" и "A Man of No Importance" и не знаю теперь, за что хвататься
ну и, ясно дело, "Шахматы" никак не отпускают. опять переслушиваю все версии.

и это спокойная ночь еще выдалась. но у меня всё равно эмоциональная перегрузка от стольких источников сразу, что видно по тому, как я строчу и строчу, бессвязно, беспорядочно, и сердце колотится где-то в глотке, хочется плакать - рыдать, в голос, и смеяться, и быстро-быстро говорить, рассказывать, делиться, и петь. быть может, это просто весна, Маугли.

(да, а еще сегодня пришла The Nao of Brown - читать еще не начинала, но визуально и полиграфически книжка прелесть, акварельный и карандашный рисунок, красный обрез...
младший брат покойного Стива Диллона Глин в 2012 году вернулся от фильмов (где он рисовал раскадровки) к комиксам и создал вот такую книжку про девушку-хафу (наполовину японку, наполовину-англичанку) Нао, страдающую от весьма неприятной формы ОКР - не такой, когда непременно надо ходить только по черным плиткам, сходить с ума от несимметричности, мыть руки ровно по семнадцать раз и всё такое в этом роде, а когда тянет, к примеру, толкать людей под поезд в метро.

The Nao of Brown )



а еще чуть с ума не сошла сегодня, пока достала последнего Патрика Мелроуза - аудиокнигу в смысле, успела привыкнуть уже к голосу Алекса Дженнингса. интересная вообще штука с Мелроузом получилась - сначала шло со скрипом, потом я незаметно заслушалась, потом очаровалась, потом ужаснулась, а теперь, на четвертой главе второй части, уже жалею, что книг всего пять и они небольшие. вот уж не знаю, как это будут экранизировать, но посмотрю обязательно.)

zaboraviti: (Default)
ну всё, первый пошел

zaboraviti: (Default)
боюсь, у меня так незаметно Мельбурн-библиотека соберется, если вовремя не остановиться



Read more... )

не первое, конечно, издание, но весьма старое, не думаю, что у меня в доме найдется книга старше 1890 года. а шрифт-то, шрифт мелкий, жуть. и это в такой мелкоформатной книжке...

и дневники капитана Скотта



Read more... )

нельзя меня пускать к дешевым старым книжкам.
а продавец еще и закладочки мне положил заботливо. со скидочным купоном. ну не сволочь ли.
zaboraviti: (slow)

домучиваю Кости, серия 11-06, сакс, он же сукцинилхолин, идеальный яд убийцы, быстро разлагающийся и не оставляющий следов в крови - спасибо Винсенту ДиМайо за просветительскую деятельность. именно саксом (а также дигоксином и гепарином) травила детей милейшая Дженин Джонс - которая, кстати, в следующем году выходит на свободу:

For more than thirty years, Genene Jones has kept her nose clean. So instead of dying in prison as she should, she is now scheduled to be released on March 1, 2018. A free woman.

zaboraviti: (slow)

дочитываю "Мельбурна". and it ends as you'd expect. печаль.

Как могла отзываться в нем красота весны? Она лишь подчеркивала ноябрьскую грусть, бродившую в его душе.

zaboraviti: (Default)
больше никаких книг, сказала она... и купила еще одну. а потом еще одну. и еще три. слаб человек. для успокоения совести только одна из них новая и графическая.
пришла пока только первая, потому что остальные еще не отправлены даже.
вообще, конечно, я знала, что найду эту книгу, еще не успев досмотреть War Book. мысли об этой книжке не отпускали меня месяца три, с того самого момента, когда я посмотрела ту самую сцену, где Филиппа говорит о Уайнанте и обещает Тому дать почитать "Письмо с Гросвенор-сквер". просто всё это время я надеялась таки найти в сети какой-нибудь скан и рыла интернет как одержимая, ибо книга хз сколько лет не переиздается, и найти экземпляр 1947 года в приличном состоянии задешево оказалось не так быстро. не сложно, но надо было выследить.

zaboraviti: (slow)
удачно сходил на почту Шатя.

16681947_1345945345456002_1615302444939012296_n

огорчение, что огроменный том СиН имеет состояние совсем не вери гуд, а "Мельбурн" Зиглера в мягком переплете, хотя должен быть в твердом. наорала фидбек, обещали вернуть денег. зато Черри-Гаррард как новенький. само издание огорчило - очень плохая печать иллюстраций, никаких тебе вклеек на плотной глянцевой бумаги, как я думала. с тем же успехом можно электронную версию читать.
вычеркнула из вишлиста две годами висевшие там книжки с картинками: "Питер Пэн" Луазеля и любимый Fury Max Энниса.

и никаких больше книжек до... скажем, апреля - а лучше мая, чтобы успели выйти и появиться в любимом магазине все планируемые делюксы моих мастхэвных онгоингов. Chew, East of West, Saga, Fables. а, еще второй "Реалист" Хануки. всё. ну-ка смотри мне в глаза: всё, я сказала. держи себя в руках и помни, что это всё, что тебе нужно от комикс-индустрии.

Profile

zaboraviti: (Default)
zaboraviti

June 2017

S M T W T F S
     123
4 567 8910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios