Feb. 6th, 2017

zaboraviti: (slow)

Должностью он был обязан свойствам своей личности. Людям он нравился настолько, что они желали видеть его в правительстве, какими бы ни были его взгляды. За время своего недолгого пребывания в должности он приобрёл репутацию хорошего коллеги. В то время, как и теперь, большой редкостью было встретить министра, который бы со всеми хорошо ладил и всегда находился в добром расположении духа. Затравленный премьер-министр эти качества и вовсе счел столь драгоценными, что при первом же вхождении в Кабинет Мельбурн получил важный пост министра внутренних дел.

Однако те, кто не вращался в министерских кругах, нашли его назначение удивительным. Мир в целом видел Мельбурна приятным праздным денди, слишком незначительной персоной для подобного поста — как выразился Гревилль, клерк Тайного Совета. Гревилль попал пальцем в небо. Пусть Мельбурн внешне и выглядел гораздо менее профессионально, чем большинство его коллег, ум его был гораздо острее и оригинальнее. И ленив он был только тогда, когда ему было нечего делать. Как бы то ни было, нельзя было отрицать, что миру предстояло удивиться. Судьба, на откуп которой Мельбурн отдал течение своей жизни, познала иронию его жизненной позиции, сделав его министром. Эксцентричный созерцатель-пессимист, он никогда не мог заставить себя вполне серьезно воспринимать дела политические, как бы давно и глубоко ни был в них замешан, и до конца жизни оставался в политике чужеродным элементом. Он отточил навыки, необходимые для участия в политической игре, но как взрослые, играющие в прятки с детьми, духом игры так до конца и не проникся. Мысль его, имевшая совершенно иное начало, избирала совершенно иные пути, и он был человеком слишком искренним, чтобы это скрывать.

Обычные люди, которых он всегда озадачивал, испытывали еще большее недоумение, когда он говорил о политике — когда министр внутренних дел комментировал политику своего правительства с лукавым философским отчуждением, как зритель, сам не связанный с нею и целью имевший получить как можно больше удовольствия от созерцаемого зрелища. Еще менее был Мельбурн на своем месте в реформистском правительстве. По темпераменту своему аристократ восемнадцатого века, крайне скептически настроенный по отношению к ценности человеческой жизнедеятельности любого сорта, он казался последним человеком, от которого стоило бы ожидать вклада в заложение фундамента золотого века прогрессивного законодательства.

Дэвид Сесил, "Мельбурн"

Profile

zaboraviti: (Default)
zaboraviti

June 2017

S M T W T F S
     123
4 567 8910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 07:18 am
Powered by Dreamwidth Studios